Приветствую Вас Гость!
Пятница, 19.10.2018, 13:52
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Архив записей

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Члены Ассоциации

Поиск

Календарь

«  Август 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Главная » 2016 » Август » 15 » Акмеологические факторы повышения эффективности стратегического мышления
22:07
Акмеологические факторы повышения эффективности стратегического мышления

Анисимов О.С.

Акмеологические факторы повышения эффективности стратегического мышления

После долговременного уподобления «западной» модели развития и управления обществом, игнорирования собственной идентичностью и отечественной историей Россия стала предпринимать усилия для выявления собственного пути и учета специфики своего культурно-духовного кода, Это проявилось во внешней политике и реагировании на возрастающее нежелание«Запада» с проявлениями самостоятельной государственной мысли России. Однако во внутренней политике переакцентировка находится в начальной стадии, сохраняя инерцию заимствования чуждых идей. Одним из свидетельств смены акцентов выступает критическое отношение к государственному мышлению, стратегическому управлению и поиск принципов стратегического управления в новых условиях. Сложность реагирования на возрастающее количество и качество проблем вызвало создание и Совета по стратегическому планированию при Президенте РФ.

       Тем самым, возникает необходимость самоопределения принципиального уровня относительно самого пути переопределения акцентов, выбора и созидания пути в высшем иерархическом слое управления страной с направленностью на объективно положительные притязания управленческой элиты. Повышение уровня притязаний в профессиональной деятельности неизбежно совмещается с следованием акмеологическому подходу, в основе которого лежит идея высшей продуктивности и высшего потенциала, готовности к реализации притязаний, особенно в инновационной направленности. Применительно к управленческой деятельности идеи подхода выражены в последние два десятилетия /Анисимов О.С. 1996; Деркач А.А.2000 ; Деркач А.А.,Синягин Ю.В.,Морозов А.Н.1999; Зазыкин В.Г.2004; Михайлов Г.С.2003; Семененко С.В./.

Среди наиболее значимых показателей профессионализма в управлении относятся такие, как: результативность, продуктивность выполнения управленческих функций; уровень эффективности профессиональных взаимодействий; зрелость субъекта управления как профессионала; высокий уровень управленческой квалификации; продуктивная напряженность управленческого труда; качество и надежность управленческой деятельности; высокая организованность и креативность; личностно-профессиональное субъекта управления; направленность на достижение социально значимых целей /Зазыкин В.Г. 2004.с.78/. Если учесть особенности стратегического управления, современные требования к управленцу в стратегической позиции, то необходимо и конкретизировать, и дополнить критерии и показатели. С одной стороны, в управленческой мысли подчеркивается потребность в реализации направленности на развитие как объекта, так и субъектов управления /Агеев А.И. 2010;  Ансофф И. 1999 ; Виханский О.С., Наумов А.И. 1995; Гапоненко А.Л., Панкрухин А.П.; Елина И.Е.,Елин А.В. 2009; Минцберг Г.,Альстрэнд Б., Лэмпел Дж. 2000/. С другой стороны, само понимание развития остается на эмпирическом уровне / Розин В.М., Голубкова Л.Г.; Щедровицкий Г.П. 1995 и др./. Причина поверхностного понимания развития и управления развитием лежит в подчинении мышления аналитиков критериям прагматического уровня и игнорировании требований культуры мышления. В то же время, еще во времена Конфуция, Платона, Сунь-цзы, Гуй Гу-цзы именно стратегическое управление непосредственно совмещалось с непосредственным использованием высших мыслительных ориентиров, представлений о сути бытия как гарантов неслучайности принятия важнейших решений. Конфуций призывал правителей соизмерять свои замыслы с «волей неба», а Платон считал, что правителем должен быть философски компетентный человек / Конфуций 2001; Платон 1994/.

         Тем самым, при наличии акмеологической установки, особенно применительно к стратегическим управленцам,  следует особое внимание уделять не только прагматическим критериям успешности, эффективности, но и надпрагматическим критериям и показателям, как объективного, так и субъективного типов /Анисимов О.С. 1999; 2006/. Помещенность стратега в иерархические системы и многослойность иерархий, сложное сочетание «вертикальных» и «горизонтальных» отношений в иерархиях ставит стратега в преимущественное положение «мыслителя», необходимости владеть позиционно неизбежными мыслительными технологиями дедуктивного типа, предполагающими иерархические мыслительные отношения /Анисимов О.С. 2004 а ; 2009 /. Дедукции в мыслительных формах принципиально опираются, по классификации Гегеля, на механизм «разума», а не «рассудка», тогда как современная практика управленческого и аналитического мышления в стратегической позиции полностью подчинена рассудочным критериям / Анисимов О.С. 2012 а /.Поэтому притязания на эффективность стратегического мышления остаются вне их субъективной поддержки.  Сочетание потребностей в эффективном управленческом взаимодействии в слоях функционирования , совершенствования и развития предполагает другой уровень развитости самой субъективности, его «Я» /Агапов В.С. 2012; Анисимов О.С. 2007, 2008,2011; Деркач А.А. 2001/.

        Требования к профессиональной деятельности и мышлению стратега зависимы от результатов научного изучения деятельности в функциональной позиции стратега и от философского углубления, которое, в свою очередь, зависит от применяемого метода в философском мышлении, Гегель предложил свой «абсолютный метод», воплощающий критерии диалектической диалектики /Анисимов О.С. 2010 а ; Гегель 1994/. Наш анализ показал, что он и должен лежать в основе рефлексивно-стратегического мышления, наряду с его модификациями в приложении к историческим сюжетам, в технологии стратегического «портретирования», прогнозирования и сценарирования / Анисимов О.С. 2013 /. Следовательно, более высокий, чем сложившийся в настоящее время, уровень стратегического управления должен опираться на сочетание требований трех базисных иерархий - организационной, мыслительной и мотивационной, совместно порождающих основания эффективного стратегического управления. В данном направлении нами организаваны специальные модельные разработки, начиная с 1999 года / Анисимов О.С. 2013 а  /. Они осуществляются с применением форм методологизированного игромоделирования, позволяющего следовать критериям эффективной организации совместных действий любого уровня сложности /Анисимов О.С. 2010 б /. Получаемые результаты находят применение в подготовке управленцев к решению стратегических задач и проблем, например, в цикле «Школы управленческого мышления» в Томске ( 2010-2014 гг.). При осуществлении пилотного проекта в Томске нам пришлось прийти к решению важнейшей проблемы, касающейся сущности «эффективного» управления и различий между эффективностью и близкими явлениями продуктивности и результативности /Анисимов О.С. 2016 а /. Тем более, что с 2013 года ,после вхождения в созданную в 2013 году  ассоциацию «Аналитика", мы приступили к процессам создания стратегии цивилизационного развития России, возглавляя методологическое звено совместных усилий. Для достижения успеха мы оформили новую парадигму аналитического мышления , снабдив ее самым современным понятийным арсеналом /Анисимов О.С. 2014, 2016 б /.

        Для раскрытия причин наличия потенциала эффективного стратегического мышления, который соответствует критериям высокой  и высшей акмеологичности, рассмотренных нами в середине 90 х годов /Анисимов О.С. 1997,1998 /, необходимо связать применяемые термины «результативность», «продуктивность» и»эффективность» с рамками разных уровней организации и самоорганизации в деятельности, а именно - «допрагматическим», «прагматическим» и «надпрагматическим». В ходе социализации человек преодолевает природный тип существования и подчиняется требованиям социальных норм,  носящих именно прагматический характер, а затем в окультуривании происходит преодоление прагматической самоорганизации. Еще в начале ХIХ века Гегель подробно раскрыл эти переходы в своем учении о духе /Гегель 1977 /. В своих разработках мы следовали его рассуждениям, носящим высший уровень неслучайности в качестве основания всей психологии, социологии, культурологии развития / Анисимов О.С. 2009 б , 2015 /.

      Для пояснения различий допрагматического и прагматического типов самоорганизации обратимся к мысли Гегеля с акцентом на различия поведения в удовлетворении потребности и в устремленности к достижению цели / Гегель 1971 /:

- развитие человека имеет свою направленность на освобождение от зависимости субъективного бытия от случайности внешней детерминации к внутренней самодетермиации и приданию ей высшей неслучайности благодаря высшим представлениям о бытии;

- начало субьективного бытия опирается на природное обособление и подчиненность внутренней органической необходимости в выживании организма;

- благодаря субъективной трансформации, при овладении языком и его средствами, абстракциями, порождается  способность к усмотрению в внешних объектах их невидимое основание, возможное, возможные состояния и придание им значимости цели, благодаря которым осуществляется преобразовательное действие, а затем и подчиненность цели вопреки актуальным потребностям;

- при подчиненности целям субъект совершенствует преобразовательное действие передачей инициативы воздействия другим объектам как средствам, принуждающим материал становится продуктом, становясь организатором борьбы средства с материалом и проявляя этим «хитрость разума»( Гегель 1974.с.397).

        Как мы видим, Гегель продолжает линию рассуждений Аристотеля об активной роли мышления и сознания в бытии человека и углубляет ее содержание /Аристотель 1976 /. Человек обретает сознание и самосознание благодаря присвоению языковых средств и он может осуществить это лишь преобразуясь. Если он преобразуется принудительно в процессе освоения языка и использует для этого способность к уподоблению в адаптации к требованиям внешних носителей языка, то в общении он приобретает опыт и согласования в ситуациях конфликтов, вызванных соперничеством в присвоении одних и тех же предметов потребностей. Именно согласование становится механизмом в сюжетах социализации, так как допустимые для всех сторон способы взаимоиспользования и совместного достижения целей преодолевают принудительный механизм реализации отчужденных норм. Гегель подчеркивает усмотрение в объекте возможных состояний, для чего необходима способность прогностического типа, манипулирование образами, что невозможно без возникновения сознания. Возможные состояния объектов  вызывают их целевое оформление в сознании, а затем и вынужденность учета объектности в самоотношении и следовании содержанию цели. Осуществляя подчинение содержанию объектного образа в цели человек освобождается от природных потребностных состояний ограничивая действенность прежнего состояния развития и обретая свободу в отношении с внешним и внутренним в рамках нового состояния развития. В этом и усматривает Гегель диалектику развития. Он также поясняет, что превращая объект в средство преобразования объекта как материала, подчиняя средство объективным условиям лидирующего положения в отношениях с материалом, заставляя преобразовываться под целедостижение человек подчиняется возможностям средства и подчиняет оперирование средством своей цели и своей воле. Он насыщает объективное своей субъективностью, видит в объекте не «ничтожное» реального состояния, а идеальное и этим начинает проходить путь идеализации реальности, главенства существенности над случайным. Гегель постоянно подчеркивает, что именно чистые абстракции и формы мысли ведут к субъективной свободе, первичные мотивы выводятся из природной непосредственности как и активное отношение к реальности, субъективность устремляется к совмещению идеального в объектности и в самой субъективности. В таком совмещении создается сама предпосылка эффективности, так как в процессе целедостижения целевые требования дополняются процессуальными, приводя к явлению «технологичности» действий и деятельности, а субъективность встраивается в рамки требований и всем этим гарантируется успешность. Появление гарантированности и становится критерием эффективности в отличии от просто целедостижения в продуктивности и ,тем более, в результативности.

        Однако сами субъективные цели и намерения несут момент случайности в динамике целедостижения, зависимости от изменений внешних и внутренних условий. Для преодоления действия фактора случайности требуются новые формы организации и самоорганизации. Гегель опирается на иной уровень неслучайности и его внутренние и внешние факторы. Он связывает преодоление прагматичности с переходом к окультуриванию, к введению фактора «логичности» ( Гегель 1971, 1974, 1977):

- линия научного познания ведет к появлению «чистого знания», всеобщего содержания, введению первопричин, совокупного эффекта неслучайности причин и раскрывающей суть бытия диалектике развития;

- логика является результатом таких усилий и она выражает ту форму предъявления результата, которая преодолевает индуктивность, вводит чистые основания, в которых устранена роль случайной самореализации субъективности, а сам субъект владеет способностью самоотстранения от движения мысли и предоставления объекту свободы истинного самовыражения, раскрытия исходного основания как «идеи»;

- диалектический механизм движения мысли воспроизводит сущностный путь развития идеи, ее сохранение в линии развития и самоотрицания непроявленности последующих этапов, более развитых состояний, а затем отрицания отрицания в проявленности более развитых состояний, в самопроявлении новых оснований.

      Тем самым, субъективность выходит за пределы зависимости от случайностей бытия и конструирует те основания, абстрактность которых становится содержательно созидающей, следовательно диалектической, совмещающей противоположности сохранения и изменения. И эта форма интеллектуального мыслящего разума становится адекватной отображению не части, а единого универсума, его законов. В самоорганизации разумного человека присущим становится подчинение именно этим законам, совмещая акценты, связанные с учетом как целого, так и частей универсума, следовательно и предпрагматического слоя самоорганизации и прагматического слоя, и надпрагматического, с его онтологическими и ценностными критериями, критериями всех уровней форм мышления и самоорганизации в целом. Тогда эффективность раскрывается за счет динамического совмещения требований к действиям, вершиной оснований технологических форм в которых выступают законы универсума, с субъективной способностью к совмещению всех уровней вписанности в эти требования. Конечно, только духовный человек и на стадии развития, которую Гегель назвал стадией «абсолютного духа», предстает как абсолютно готовый к любому уровню эффективных действий. Но это и является идеалом человека как адекватно вписанным в универсум. Приближение к такому идеалу составляет цивилизационное требование к образовательно системе и не только в ее управленческом секторе /Анисимов О.С. 2003 /. Лишь тогда общество может быть не только продуктивным, но и эффективным.

      Несмотря на кажущуюся очевидность выше рассмотренных  положений и нередкость в использовании ключевых терминов, в том числе таких, как «развитие», «эффективность», «культура», «цивилизация», «качество» и др., реальные процессы, применяемые технологии, критерии, принципы, подходы, модели свидетельствуют о несоответствии понимания опорных категорий подавляющим большинством стратегов, аналитиков, ученых тому, что в мировой мысли уже было понято и предложено для применения.  Это связано с прагматизацией притязаний и механизмов подготовки людей к реализации ответственных функций, сложившимся самоотстранением  интеллектуальной элиты от достижений мировой мысли. Появление в СССР методологического движения и переход от мыслекоммуникативной  формы работы методологов, привычного, хотя и более сложного, дискутирования к игромоделированию( с 1979 года ) позволил получить те формы взаимодействия и рефлексивного сопровождения, в которых можно проверять уровень развитости способностей вышеукзанного типа / Анисимов О.С. 2004 б ; Щедровицкий Г.П. 1995  /. Практически во всех случаях фиксируется слабость или неспособность к корректному  использованию высоких критериев организации рефлексивных процессов, от которых зависит качество вводимых проблем, задач, технологий, моделей, стратегий и тактик и т.п. Как правило, смыслы и значения, понятия и категории почти не различаются или отождествляются, что свидетельствует о непройденности пути в овладении семиотикой, логикой, онтологией, рамками культуры мышления, мотивации, рефлексии и духовности. Само обнаружение подобных явлений не становится запуском усилий по окультуриванию и одухотворению и сводится к требованиям таких упрощений, которые нейтрализуют саму содержательность применяемых научных, философских, логических и методологических средств, ведет к поддержанию низкого потенциала профессионального реагирования на судьбоносные сюжеты мировой динамики / Анисимов О.С. 2013 б /. В то же время, в руководстве СССР в 30-40 е годы реализовывался принцип эффективного управления и в числе важнейших требований выступали требования непрерывного самообучения и организованного обучения, интенсивность которого возрастала вместе с ростом масштабов должностей. / Анисимов О.С. 2012 б ; 2016 в /.

        Приступив к моделированию проектировочного механизма по созданию стратегии цивилизационного развития России с участием многих проектных групп, включая общественные инициативы, мы ввели высокие требования современной мыслетехники и механизм повышения проектной способности. Среди требований, к которым не готовы реальные проектировщики, выделяются логические, онтологические, рефлексивны и цивилизационные требования. Тем более, что средства цивилизационного подхода выступают в качестве исходных инструментов стратегического мышления на уровне страны и глобальной тематики и они предполагают владение всеми иными инструментами /Анисимов О.С. 2016 г /.

       Следовательно, при реализации акмеологической идеи применительно к развитию практики стратегического мышления и формированию адекватных пр необходимы не только обычное совершенствование в линиях разработки  технологий стратегического мышления в управлении и аналитики , применении критериев культурного типа и формирования профессиональных  способностей, но и «прорывы» в этих секторах усилий государства. 

Использованная литература

!. Агапов В.С. Становление Я-концепции в управленческой деятельности руководителя. М. 2012.

  1. Агеев А.И. Беседы о стратегическом или о том, можно ли совместить чистую прибыль и чистую совесть. М. 2012.

  2. Анисимов О.С. Профессионализм управленческой деятельности (акмеологические аспекты) .1996.

  3. Анисимов О.С. Акмеология мышления. М. 1997.

  4. Анисимов О.С.Акмеология и методология: проблемы психотехники и мыслетехники. М.1998.

  5. Анисимов О.С. Стратегии и стратегическое мышление. М. 1999.

  6. Анисимов О.С. Принятие государственных решений и методологизация образования. М. 2003.

  7. Анисимов О.С. Принятиерешений в управленческих иерархиях. М.2004 а.

  8. Анисимов О.С. Методология на рубеже веков ( к 50 летию ММК). 2004 б.

  9. Анисимов О.С Высшие формы профессионализма государственного мышления. М. 2006.

  10. Анисимов О.С. Креативная акмеология. Учебное пособие. М.2007.

  11. Анисимов О.С. «И-цзын чжоу-И» как шедевр акмеологической мысли. М. 2008.

  12. Анисимов О.С. Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 4 Стратегическое мышление управленца. М. 2009 а.

  13. Анисимов О.С. Сущность человека: проблемное поле. М. 2009 б.

  14. Анисимов О.С. Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 20 « Абсолютный метод» и философское мышление. М. 2010.

  15. Анисимов О.С. Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып.19Игромоделирование и технологическая самоорганизация игротехника. М. 2010.

  16. Анисимов О.С.Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 24 Совершенствование человека и развитие. М. 2011.

  17. < >

    Анисимов О.С. Управленческое мастерство ( парадигма советского делократа). М. 2012 б.

  18. Анисимов О.С. Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып.34 Дневник методолога ( материал для предикативной реконструкции). М. 2013 а.

  19. Анисимов О.С. Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып.32 Рефлексивная самоорганизация в самоопределении: путь к логическому и духовному. М. 2013 б.

  20. Анисимов О.С. Аналитика: зов перепарадигматизации. М. 2014.

  21. Анисимов О.С. Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 40» Философия духа» Гегеля: методологическая трактовка. М. 2015.

  22. Анисимов О.С. Эффективность стратегического мышления и «разумная2 мыслетехника/ Вестник международной академии наук( русская секция). 2016.1 а.

  23. Анисимов О.С. Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 43 Высшая мыслетехника в цивилизационной аналитике. М. 2016 б.

  24. Анисимов О.С. Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып 42Советы Сталина нашемусовременнику( о стратегии строительства нового общества).М. 2016 в.

  25. Ансофф И. Новая корпоративная стратегия. СПб. 1999.

  26. Аристотель Собрание сочинений в четырех томах.Т. 1. М. 1976.

  27. Виханский О.С.,Наумов А.И. Менеджмент: человек,стратегия, организация, процесс. Учебник. М. 1995.

  28. Гапоненко А.Л. Стратегическое управление. М. 2004.

  29. Гегель Работы разных лет. Т. 2. М.1971.

  30. Гегель Энциклопедия философских наук. Т. 1 Наука логики.М. 1974.

  31. Гегель Энциклопедия философских наук. Т. 3 Философия духа. М. 1977.

  32. Деркач А.А.Акмеология: личностное и профессиональное развитие человека. Акмеологические основы управленческой деятельности. Книга 2. М. 2000.

  33. Деркач А .А. Акмеология: личностное и профессиональное развитие человека. Развитие ценностной сферы профессионала. М. 2001.

  34. Деркач А.А., СинягинЮ.В., Морозов А.Н. Формирование эффективного стиля управленческой деятельности. М. 1999.

  35. Зазыкин В. Г. Основы акмеологической теории профессионализма в управлении.М.2004.

  36. Елина И.Е., Елин А.В. Управление. Философские аспекты. М. 2009.

  37. < >

    Минцберг Г.,Альстрэнд Б., Лэмпел Дж. Школы стратегий. СПб .2000.

  38. Михайлов Г.С. Принятие и реализация управленческих решений: акмеологическая концепция продуктивности. М. 2003.

  39. Платон Собрание сочинений в четырех томах. Т. 4. М. 1994.

  40. Розин В.М.,Голубкова Л.Г. Управление в мировом и российском трендах. М. 2013.

  41. Щедровицкий Г.П. Избранные труды. М. 1995.

     

Просмотров: 791 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar