Приветствую Вас Гость!
Четверг, 22.02.2018, 20:10
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Архив записей

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Члены Ассоциации

Поиск

Календарь

«  Февраль 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728
Главная » 2015 » Февраль » 22 » Анисимов О.С.. Цивилизационный подход и глобальное проектирование (методологическая версия)
20:57
Анисимов О.С.. Цивилизационный подход и глобальное проектирование (методологическая версия)

2-4 января 2015 г. под Москвой (с. Поваровка, СОЦ «Солнечное» при РАНХиГС при Президенте РФ) был проведен игромодельный цикл по теме: «Мировые идеи и место в России в цивилизационном пространстве». Участниками цикла стали члены методологического сообщества «ММПК» (Московский методолого-педагогический кружок), приехавшие из ряда регионов России, а также Казахстана.

Организаторами и членами игротехнической команды стали специально подготовленные члены ММПК, в том числе и члены НМС (Научно-методического совета) при Ассоциации «Аналитика», во главе с членом исполкома Ассоциации профессором О.С. Анисимовым. Тема цикла была определена в рамках линии методолого-практических разработок по плану НМЦ, сформулированному после проведения Первого методологического форума при Ассоциации 24-26 декабря 2014 г., инициированного Исполкомом в середине 2014 г., как следствие проведенной в декабре 2013 г. Первой научно-практической конференции по проблемам аналитики «Аналитика развития и безопасности страны: реалии и перспективы».

Тема цикла обеспечивала, по мнению лидерской группы ММПК, создание концептуального методологического первоначального потенциала для разработки сквозной темы: «Идеальный образ России как ориентир стратегического целеполагания и проектирования на длительную временную перспективу». Для обеспечения успешности концептуального конструирования был привлечен «цивилизационный подход», позволяющий придать содержанию «Образа» цивилизационный характер и совместить с содержанием актуальных версий Мировой истории глубиной более 100 тысяч лет. Основные средства мышления цивилизационного подхода были разработаны в ММПК в 2005 – 2006 гг., опираясь на средства и технологии стратегического мышления, разработанные в начале 80-х гг. и усовершенствованные в 2007 – 2008 гг. Особенностью методологической парадигмы ММПК, первый вариант которой был оформлен в 1979 – 1980 г. и затем усовершенствован в 2000 – 2001 г., является не только сохранение культурно-мыслительного потенциала современной логики, семиотики и онтологистики, наследия ММК (Московского методологического кружка, с 1954 г.), основных идей и версий мировой философии, но и придание особой значимости различению уровней культурной организации мышления, особенно уровням «рассудка» и «разума», оформленных в немецкой классической философии с предпочтением уровня «разума» в версии Гегеля как высшего уровня «чистого мышления». На основе технологического оформления «разумного мышления» по Гегелю (его «абсолютного метода») разработаны технологические формы использования этого мышления («содержательной дедукции с включенностью онтологической диалектики») в решении типовых задач по «дедуктивному портретированию» (а также прогнозированию и проектированию), характерных для мыслительных разработок практической ориентации (в аналитике).

Тем самым, цивилизационная аналитика, включая реализацию установок на «реконструкцию» (историческую и т.п.), «прогнозирование», «проблематизацию» и  «депроблематизацию», т.е. проектирование макросистем, обеспечена полнотой языковой системы средств и логико-семиотической системы форм мышления в позиции аналитика[1]. Игровые формы для моделирования мышления наиболее сложных типов и формирования стратегического мышления применялись с 2002 г., а после возникновения средств цивилизационного подхода появилась линия моделирования цивилизационных решений. В сравнении с иными коллективами, разрабатывающими стратегии и формы стратегического мышления в ММПК принципиальная акцентировка ставится на «правильность» мышления, его средственно-технологическую и объектно-онтологическую оформленность, применение критериев схемотехники и высших форм логики («псевдогенеза», «дедуктивного портретирования» и т.п.), рефлексивно-критериального обоснования и открытости к культурно-мыслительному развитию.

В качестве содержательных и технологических результатов игромодельного цикла 2-14 февраля 2015 г. выступает комплекс принципов и технологических требований к метастратегическому проектированию межцивилизационного взаимодействия и содружества в совместной установке на цивилизационное обустройство человечества в грядущую эпоху, начиная с XXI века:

  • в основании цивилизационного анализа следует применять понятие «цивилизации», подчиненное более высокому основанию метафизического типа, в пределе – понятию «бытие», а само понятие в процедуре типологизации должно привести к «типам» цивилизации»;
  • в качестве содержания понятия «бытие» должно быть то, что дедуктивно порождает «все», в том числе и «цивилизацию»;
  • единица бытия «нечто» должна быть системным единством противоположностей, «формы» и «морфологии», в динамике отношений «разотождествления» и «отождествления» (борьба и единство противоположностей в «рамках», изменяемых в развитии и деградации);
  • системная характеристика нечто должна быть дополнена метасистемной, включающей «место» для «нечто» (т.е. «идею», функциональный образ) и тогда нечто рассматривается не только само по себе, но и вписанной в универсум;
  • формным основанием универсума является «первоформа» как потенциальная возможность проявленности форм, составляющих в конкретизации «мир идей»;
  • «цивилизация» рассматривается и как конкретизированное «нечто», и как имеющая свои особенные характеристики – совмещенное по согласованию единство трех источников сил – «народ (социум)», «правление (интегральные управленцы)» и «высшие критерии формосозидания (культура и духовность)», взаимопринимающие и соблюдающие договоренности;
  • типология «нечто» и «цивилизации», как и любых иных систем, возникает через процедуры акцентирования исходного основания и введения акцентированных систем;
  • более конкретным проявлением цивилизаций выступает «страна» и затем типология стран, в которых, наряду с более конкретным раскрытием блоков цивилизации, появляются блоки «мир деятельности» и «мир экономики», подчиняющиеся тем же онтологическим основаниям в рамках своей содержательности;
  • функциональные блоки и «цивилизации», и «страны» входят как в структурные, так и системные отношения, а также, благодаря высшим критериям, в метасистемные, универсумально значимые отношения;
  • содержание всех блоков возникает в выведении («псевдогенетическом») из исходного блока «народ» (или «социум»), включающего отдельных людей, группы, их структурные и системные (социокультурные комплексы, например, семья, род);
  • псевдогенетическое развертывание исходных уровней бытия, начиная с природного уровня «жизнедеятельности», обеспечивает последовательное введение все более высоких уровней бытия – «социодинамический», «социокультурный», «деятельностный», «культурный» и «духовный», на каждом из которых выделяются соответствующие «единицы» («нечто» типоуровневого характера);
  • при сохранении исходных различений сторон бытия единиц и их динамических отношений выделяются предпосылки типов единиц, акцентированных на крайних моментах, в пользу «формы» или «морфологии» и «гармонический» тип, а также принадлежность «положительной» («светлой») и «отрицательной» («темной») ориентации в случае подчеркивания крайних типов, что дает типам соответствующую динамику состояний;
  • интегрирование всех типов бытия и принадлежности их уровням развитости бытия создает условие конструирования таких идеальных объектов, как «общество» и «страна» как цивилизационная единица, а также их типологическое разложение на те же («три» базисные) и более сложные («семь» метасистемных) типов;
  • в каждом типе цивилизационных единиц усматривается сочетание базисных характеристик природных единиц, носителей генотипических особенностей, а также психотипических особенностей, и единиц культурно-духовного блока, субъективно трактуемых как «культурно-духовные коды», при совместимости которых, как противоположностей, за счет блока управления ,создается устойчивое единство бытия цивилизационного типа положительной («созидательной») или отрицательной («разрушительной») цивилизационной ориентации;
  • при осуществлении цивилизационного анализа материала описаний эмпирически конкретной страны, с применением понятийных средств выявляется либо однородность типа цивилизации той или иной ориентации, либо неоднородность, множественность, совмещенность цивилизационных типов с учетом генотипических и психотипических особенностей каждого этноса, его культурно-духовного кода, следовательно, и типа культуры, религиозности и т.п.;
  • соприкосновение и взаимодействие цивилизационных единиц, совмещение в цивилизационные комплексы структурного, системного и метасистемного уровня совместимости должно анализироваться по базисным критериям проявления единиц в рамках онтологического подхода: «в-себе», «для-иного», «для-себя» и «для-в-себе» бытия.

В разработках 2-14 февраля было выделено два этапа рассмотрения введенного материала, предложенного В.Ю. Волчковым, осуществившего специальный анализ особенностей 6 мировых идей («русской», «китайской», «еврейской», «римско-католической», «англосаксонской» и «мусульманской») силами специалистов соответствующих содержательных ориентаций. Задача состояла в применении понятийных средств ММПК, прежде всего онтологического и цивилизационного подходов, при соучастии остальных средств гуманитарных наук, оформленных по логико-семиотическим критериям конструирования понятийный парадигм. Этим обеспечивалось устранение недостатков эмпирической мыслетехники и внесение «существенности» в единицы материала. На первом этапе основным акцентом в процедурах было «правильное», объектно-каузальное прочтение схем-средств, выражающих содержание «идеальных объектов», следовательно, в рамках системных или метасистемных критериев. Это представляло преодоление больших трудностей и на стадии все более полного и точного «считывания» понятийных схем, и на стадии введения типовых акцентировок и типозначимых «поворотов» объектов для уподобления содержанию эмпирического или иного материала характеристик типов мировых идей и соответствующих типов цивилизационных единиц. Именно корректное акцентирование и реагирование на акцентированную часть объекта всех остальных частей объектов являлось полем мыслительных отработок при сохранении дедуктивной формы всех переконструирований понятий. Дедуктивная форма дополнялась более тонкой перестройкой идеальных объектов в связи с установкой на «понятийное портретирование». Оно позволяло получать сущностное выражение особенностей выделенного типа цивилизации.

На втором этапе ставилась задача «минимального» (в «соприкосновении») и «максимального» (во «взаимодействии») вхождения типа цивилизации в отношения с иным типом цивилизации. Каждая рабочая группа из трех (под руководством А. Смирнова, из В. Новгорода, А. Иванова, из В. Новгорода и А. Инфанова, из Балашихи Московской области) анализировали два цивилизационных типа, соответственно – «русскую» и «китайскую», «русскую» и «еврейскую», «русскую» и «англосаксонскую». Два типа были оставлены для последующих разработок. Тем самым, возникала возможность последующих не только тщательно, совмещено реконструировать понятийные портреты «русской» цивилизации, преодолевая случайность возникающих моментов версий, но и выявлять различие содержания типов цивилизации, специфики акцентированных «поворотов» исходного понятия «цивилизации» и «страны», как цивилизационной единицы. Так как каждый тип цивилизационной единицы имел свое совмещение «культурно-духовного кода» с генотипическим и психотипическим природным обеспечением, то именно точность типологических процедур, на фоне дедуктивной организации конструкторской мысли, предопределяет возможность конструктивно опознать степень близости типов в целом, проявлений типов, уровней взаимоприемлемости, самоотстраняемости, защищенности друг от друга, перспективы совместности и надежности в совместном существовании. Тем более, что все типы цивилизационности, имея единое сущностное основание в порождении и последующем расхождении, имеют, онтологически объяснимый, потенциал совмещений, характерный для каждого типа. При решении задачи на моделирование взаимозависимости типов учитывались как факторы сближения, кооперативности, взаимополезности, солидарности, так и противоположные факторы, «предусмотренные» диалектической стороной онтологически понимаемой динамики каждого типа и их композиций.

Исходя из сказанного, возникло стратегическое видение прихода к «положительной» картине цивилизационного «ландшафта» глобального масштаба.

Его можно представить в следующей последовательности этапов:

  • «инвентаризация» наиболее значимых для цивилизационного пространства образцов стран как цивилизационных единиц;
  • рассмотрение «описаний» этих образцов в качестве эмпирического материала, т.е. «субъекта мысли» и осуществление раскрытия сущностного «портрета» с помощью указанных выше средств мышления, т.е. «предикатов мысли»;
  • соотнесение предикативных портретов с реконструкцией, по материалам исторических описаний, основных, наиболее значимых связей между ними для каждой единицы с разделением связей по критериям «рядоположенности», «структурности», «системности» и «метасистемности»;
  • унификация процессуальных рисунков вхождения во взаимодействия разнотипных единиц; иерархизация выделенных вариантов динамических циклов вхождения в разные типы отношений цивилизационных единиц с учетом однородности и неоднородности единиц;
  • коррекция иерархизации выделенных вариантов единиц по критериям создания «дедуктивной пирамиды»;
  • использование «дедуктивной пирамиды» вариантов совмещений для построения «глобального ландшафта» цивилизационных единиц, в основе которого лежит функциональная схема «страны» и ее необходимая для охвата эмпирического материала конкретизация, выступающие в роли «мест» для типов и отношений между ними;
  • выявление типов, которые могли бы иметь статус базисных для функциональных мест первого уровня абстрактности («высшие критерии», «правление», «мир деятельности», «мир экономики», «социум»);
  • рассмотрение базисных сюжетов согласовательных процедур между цивилизационными типами, стимулированных общезначимыми затруднениями в глобальных отношениях (функциональный аналог ООН), определяющих как преодоление напряжений в отношениях и неблагополучий в глобальном цивилизационном сообществе, так и перераспределение в процедуре «размещений» типов в цивилизационном пространстве;
  • определение претендентов на помещение в наиболее значимых местах в функциональной системе цивилизационного пространства («высшая критериальность» и «правление»), совмещение усилий в которых предопределяет успешность бытия глобального единства.

Для введения цивилизационного портрета России в ее историческом контексте было подчеркнуто различие анализа особенностей «русской идеи» и соответствующей цивилизационности, опирающейся на специфику «русского генотипа» и «русского психотипа», с одной стороны, и «русского культурно-духовного кода», с другой стороны, и анализа России как «многослойной» цивилизационной единицы, включающей разнородный этнос, различные религии и культуры и т.п. Тем самым, цивилизационное портретирование России предполагает решение задачи по совмещению и взаимодействию разнотипных цивилизационных единиц. Портретирование в трех рабочих группах становилось взаимодополнительным, учитывающим одногрупповые результаты. На той стадии совмещения, которая была доступна, выявлялись предпосылки синтетического портретирования с последующим введением портретных «слоев» оставшихся неучтенных «идей» и их цивилизационного выражения в будущей работе. Поскольку переход от предикативной формы портретирования, отталкиваясь от обобщенной трактовки «идей» к привлечению исторического материала, зависит от успешности самого «исторического портретирования», то общее планирование разработок в ММПК предполагает не только учет потребностей методологического звена в «Ассоциации» и самой «Ассоциации», но и сложившейся линии исторических анализов в ММПК.

Исторические реконструкции начались в 2006 году вместе с резким расширением ретроспективы исторического видения в версии Ю.Д. Петухова (40 тысяч лет) и других авторов, среди которых выделился В.М. Демин, давший четкую ретроспективу 540 тысяч лет и понятный путь от первой духовной столицы нашего суперэтноса г. Асгарда, основанного 106,8 тысяч лет назад[2]. Учитывается фактор множества версий и всемирной истории, и истории отечества, и фрагментов отечественной истории. Преодоление случайности понимания и привлечения в свой «арсенал» прошедшей «испытание» версии предопределялось следованием требований культуры мышления вообще и сложившейся парадигмы средств методологии (версия ММПК, в том числе «словаря» и технологий логико-семиотического типа[3]). Кроме того, после 2008 г. в В. Новгороде группа членов ММПК инициировала специальную серию модулей по истории России в ее «точках перелома». Параллельно были проведены модули в Москве, в которых рассматривались сюжеты «переориентации» сознания лидеров России на историческом материале, в том числе во время гуннских походов, кризисов Киевской Руси, кризиса 1953 года, кризиса 1991 года, кризиса 2008-2014 гг.

Поскольку типологический анализ и сравнение типов по онтологическим критериям позволяет располагать типы на «лестнице уровней» по соответствующим ступеням, то были определены «лидеры» во множестве «идей» и цивилизационных типов. Применительно к множеству типов применим «нейтральный», онтологический и логико-семиотический комплекс технологий качественной оценки. «Русская идея» и «русский тип» цивилизационности заняли ведущее место. Поскольку любая форма может быть морфологизирована лишь при подборе для нее морфологического претендента, не «снижающего» показатели формы, то схематизация эмпирических сведений о типологических свойствах субъективности «русского характера» и его проявленности в процессах окультуривания и одухотворения приводит к подтверждению гипотезы о преимуществах «русской субъективности». Кроме того, свою роль играет и генотип «русских». Неслучайно А. Трехлебов фиксирует мнение «сведущих людей» о том, что белокожие имеют 16 каналов восприятия мира, желтокожие – 12, серокожие – 10, краснокожие – 9 (5 мужских и 4 женских) и чернокожие – 6 каналов. Чем меньше каналов, тем более искаженными становятся мировоззренческие картины. Каждый тип имеет свой информационно-энергетический эгрегор, своих духов различной «мощности». Естественно, что в каждом народе есть типологическое разнообразие, но в специфических «рамках» обобщенного генотипа.

Если «русский» тип имеет преимущество в реализации «светлой» миссии, то он становится потенциальным претендентом на позиционное пребывание в лидерстве, наставнике единого цивилизационного пространства, ответственного и за неискаженность мировоззренческих ориентиров, и за неискаженность мироотношений, и за качество стереотипов самоорганизации в постановке и решении глобальных проблем и задач. Совмещая позиционную ответственность как «части человечества» и обладателя высшего уровня «идеи» части целого, «русский тип» совмещать ответственности за вклад части и ответственность за целое, следуя ценности «истинности», универсумального, следовательно, и глобального, бытия, сознавая меру абсолютности мнения лидера. В таком совмещении «духовного» и «управленческого» блоков целостности цивилизации в древности пребывали лидеры «жреческих цивилизаций», предопределяя успешность бытия таких цивилизаций. Таковы были жрецы Рассении.

Тем самым, есть все предпосылки приступить к охватывающему проектированию будущего мирового цивилизационного сообщества, подчиняя проектирование и проектное содержание требованиям онтологического характера, «вечных онтологем» при соблюдении организационно-мыслительных требований высшего уровня. В проектный коллектив могут войти все желающие принести свое служение человечеству в его «светлой» части и в единости, доказав в ходе проверки способностей и, если нужно, в их приобретении свое соответствие высшей миссии как адекватный «ресурс». Разработанные в методологии формы проверки и формирования способностей гарантируют неслучайное, «нейтральное» отношение к претендентам[4]. Совершенно неслучайно, что именно в России возникла новая форма игромоделирования, базирующаяся не только на идее творчества и новаций, но и развития как моделируемых содержаний, совместных действий, так и способностей «актеров» и «режиссеров» («игротехников»). Развитие, в отличие от изменений, возможно лишь при подчинении идеям «сущности» и «истины», при идентификации с идеей развития и развивающимся, в рамках цикла, бытием.

 

[1] Анисимов О.С. Основы методологического мышления. М., 1989; Методология: функция, сущность, становление. М., 1996; Стратегии и стратегическое мышление. М., 1999; Метод работы с текстами и интеллектуальное развитие. М., 2001; Методологическая культура и принятие решений. М., 2003; Стратегический портрет лидера России. М., 2004; Цивилизация и ее механизмы: становление и разрушение. В 2-х т. М., 2007; Структура. Система. Метасистема. М., 2011; Мышление: сущность и развитие. М., 2012; Культура и духовность в мышлении стратега. М., 2012; Войны: сущность, типы, стратегия, технология. М., 2013; Аналитика: зов перепарадигматизации. М., 2014; Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 1-38. М., 2009-2015

[2] Анисимов О.С. Цивилизационные катастрофы и стратегическое мышление. М., 2006; Сталин: стратегический портрет в цивилизационной рамке. М., 2006; Славяне в цивилизационной динамике. М., 2009; Цивилизация в динамике и славяне. М., 2011; Россия от Асгарда до Москвы. М., 2011; Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 22 Цивилизационная история: стратегический взгляд на истоки цивилизационного кризиса. М., 2011; Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 26 Историческая аналитика в позиции стратега. М., 2011; Вып. 37. Украинский кризис и глобальное цивилизационное противостояние. М., 2014

[3] Анисимов О.С. Схемы и схематизация: путь в культуру мышления. М., 2007; Методологическая парадигма (опыт ММПК). М., 2007; Методологический словарь. М., 2008

[4] Анисимов О.С. Развивающие игры и игротехника. В. Новгород, 1989; Развивающие игры. Игротехника. Методология. М., 2006 в 2-х т.; Педагогическая деятельность: игротехническая парадигма. М., 2009 в 2-х т.; Игромоделирование, мыслетехника, развитие. М., 2009; Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 29 Стратегический инкубатор. М., 2012; Идентификация и самоорганизация актера в сценическом пространстве (Метод К.С. Станиславского и игротехника). М., 2013

Просмотров: 1207 | Добавил: Admin | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
avatar