Приветствую Вас Гость!
Понедельник, 24.09.2018, 09:00
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Архив записей

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Члены Ассоциации

Поиск

Календарь

«  Сентябрь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Главная » 2015 » Сентябрь » 30 » МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ
22:01
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ

В предлагаемой работе даны результаты обсуждений и размышлений автора в период после проведения в конце 2014 года методологического форума в рамках ассоциации "Аналитика". Перед методологическим сообществом, руководимым автором, была поставлена задача разработать проектный образ России будущего, привлекая средства и методы методологической парадигмы разработанной сообществом, начиная с 1978 года и особенно той части, которая направлена на стратегическое проектирование. Заказ на такую работу опирался на достаточно глубокое знакомство с потенциалом методологических средств и методов и их принципиальных преимуществ над всеми иными парадигмами. Тем более что возможности парадигмы почти незнакомы аналитическому и управленческому сообществу, включая специалистов за рубежом. Степень новизны вытекающих отсюда технологий и специфика языка предполагают серьезное дополнительное обучение в силу крайне незначительного проникновения в аналитику постулатов культуры мышления.

При чтении текста, как и в случае иных многочисленных трудов автора и его соратников, можно выявить самое общее основание всех коррекций средств и методов, технологий и моделей, которые были осуществлены автором в последние десятилетия. Это опора на наследие Гегеля и его "абсолютный метод", предназначенный для порождения "истинных" высказываний. В конце данного издания предложен обзор опыта уникального моделирования проектировочного мышления по важнейшей теме, использующего метод Гегеля в концептуально-стратегической разработке в форме организационно-мыслительной игры. Такое моделирование считается коллективом основным в стратегической аналитике. Тем самым предлагаемая публикация позволяет ознакомиться с некоторыми особенностями методологической парадигмы "в действии", предварительно, до непосредственного участия в подобных высоко интеллектуальных мероприятиях. Раскрытие специфики таких технологий облегчают выявление стандартов работы аналитиков наиболее перспективного типа, снабженных критериями культуры мышления в ее "разумной" части, осваиваемой только в России.

 

 

 

 

1     Методологическая парадигма
в стратегической аналитике

Чтобы совершенствовать стратегическую аналитику и придавать ей профессионально значимую определенность, следует не только осуществить рефлексию практики такой аналитики, но и ввести критерии рефлексивной оценки, за содержание которых берется основная ответственность в мышлении. Ответственность за процесс и результаты первичного рефлектирования уступает по значимости ответственности за критерии в силу того, что в первичных усилиях преобладает индивидуальное самовыражение и случайность ситуационного фактора. Вводя критериальное обеспечение, мыслящий аналитик вносит момент надиндивидуальности и надситуационности, требующий преодоления инерции самовыражения и сдвигающий от ценности мнения к ценности "истинности". Фундаментальный характер различий установок на самовыражение и мнение, с одной стороны, и устремленность к истине и самокоррекционность ради нее, с другой стороны, известен со времен Сократа и подробно раскрыт Гегелем в его учении о развитии "духа".

Использование критериев, тем более в мышлении, предполагает переакцентировку в содержательном слое интеллектуальных взаимодействий, в коммуникации с самозначимости "смыслов", носящих индивидуализированный характер, на "значения", обладающие признаками конструктивности, абстрактности и надиндивидуальности, а также инструментальности, внося соответствующую требовательность к применению. Тем самым, аналитик, как и любой входящий в пространство мышления, опирающееся на применение языковых средств, поставлен в необходимость совмещать преимущества творческого самовыражения и ответственности за корректное оперирования мыслительными инструментами, совмещать противоположности "конкретного" и "абстрактного" в едином процессе.

Однако в мышлении используются инструменты, критерии различного типа и уровня конструктивности и абстрактности. В первичной рефлексии и аналитике осуществляется схематизация текстов и смыслов сохраняющая зависимость от индивидуальности и динамики ситуации и схемы, как первичные конструкции, нередко воспринимаются как абстракции, а также как несущие существенность по содержанию. Полезность таких "абстракций" весьма относительная, но с этого начинается путь к понятиям. Более полноценное обобщение и организованное конструирование абстракций осуществляется в научных исследованиях на стадии построения теорий. Разрыв между эмпирическим материалом и теоретическими схемами увеличивается и усиливается требовательность к адекватному присвоению и применению теоретических конструкций и их компонентов, понятий. Этим предопределяется возникновение проблемы использования теорий в аналитике, преодоления противоречия между практичностью установки аналитика и "надпрактичностью", "теоретичностью" установки ученого. Преодоление проблемы обеспечивается заимствованием моментов культуры мышления, на которое редко решаются практикующие аналитики. Уровень противоречия резко возрастает при обращении к философским продуктам, к онтологиями, выражающим представления о сути бытия в наиболее абстрактной форме. Преимущество философских абстракций в преодолении односторонности научных, "предметизированных" обобщений в переходе к синтетическим картинам мира, а дополнительные усложнения предопределены уровнем абстрактности содержательных конструкций. Подобные особенности подробно обсуждены в немецкий классической философии, а особенности семиотической конструктивности осмысливалась в логике и философии конца ХIХ и первой половине ХХ веков. Однако более тщательно и в контексте рефлексии дискуссионных форм мышления семиотические и логические стороны мышления анализировались в рамках Московского методологического кружка (ММК) с середины 50-х годов ХХ века. Основным поводом для анализа служила акцентированность аналитиков и даже теоретиков, философов на "содержательности" конструктов и конструирования абстракций и их применения. Поэтому вместе с недооценкой инструментального в мышлении возникали ошибки и непродуктивные дискуссии, размывалась ответственность за применение мыслительных средств и способов участия в дискуссиях. Это в наибольшей степени проявлялось во взаимодействиях в рамках игрового моделирования принятия решений с участием как практиков, так и аналитиков, ученых и философов (с 1979 года). Только подчинение процедур и способов самоорганизации участников игр критериям методологической парадигмы вело к достижению желаемой эффективности. Большинство игромодельных усилий связывалось с постановкой и решением стратегических проблем.

Именно при обращенности к разработке стратегических решений выявилась принципиальная значимость различия технологий создания и применения понятий, категорий, теорий и онтологий, опирающихся на субъективный механизм "рассудочного" типа, в отличии от опоры на механизм "разумного" типа. Такое различие наиболее тщательно раскрыто Гегелем. Вне понимания указанного различия нельзя самоопределяиться при решении стратегических задач и проблем с установкой на гарантированность успешности, надежности результата, даже восприняв "пожелания" Конфуция, Сунь-цзы, Платона, Аристотеля к использованию высоких онтологий в ответственном стратегическом мышлении. В пространстве методологических разработок выявилось два направления, рассудочное (ММК) и разумное (ММПК – Московский методолого-педагогического кружок, с 1978 года). Приступив к разработке теоретической базы для стратегического мышления в 1999 году и осуществив реконструкцию взглядов на сущность такого мышления, введя исходные основания и их технологическое оформление, мы (в ММПК) выявили преобладание рассудочного принципа в практике и теории стратегического мышления. В то же время большинство проблем в практике и в моделировании стратегического мышления, в стратегической аналитике порождается ограниченностью рассудочного принципа самоорганизации стратега. В установке на преодоление рассудочного принципа и переход на рельсы разумного принципа мы осуществили модельные разработки, используя в качестве ориентира содержание гегелевского "абсолютного метода", предельная значимость, оформление и применение которого стали для нас путеводной звездой в мыслетехнике с начала 70-х годов ХХ века. Опираясь на него мы модифицировали парадигму ММК в конце 70-х годов, создали специальный "метод" работы с текстами, дающий путь в высшие формы мышления, пришли к предельной онтологии ("метафизический ромб" в версиях 1982 и 2007 годов), к онтологии цивилизации и страны как цивилизационной единицы (2006 год), к технологии дедуктивного "портретирования" (2011–2012 годах).

Именно предпочтительность содержательной дедукции, включающей все особенности диалектической динамики в объектной содержательности мысли, отражающей развитие, при сохранении всех полезных свойств рассудочной формы, но в подчиненном положении, обеспечивает прослеживание "судьбы" объекта, его акцентированных модификаций, его состояний, как "позитивных", так и " негативных", возможных будущих состояний и модификаций при постоянном контроле за влиянием исходных свойств объекта, его сущностной базы, за допустимостью проявлений сущности. Только такой комплекс требований к мышлению выступает гарантией содержательной реконструкции пути макрообъекта уровня цивилизации, страны при корректном соотнесении с эмпирическим, историческим материалом, а затем в переходе к прогнозированию и проектированию с учетом притязаний и оформлением проблем. Возможность соблюдения таких требований основывается на владении культурой мышления на уровнях сначала "рассудочности", а затем и "разумности". Поэтому рост притязаний в стратегической аналитике непосредственно сопряжено с ростом устремлений к овладению полноты культуры мышления.

После проведения первого методологического форума в рамках ассоциации "Аналитика" в конце 2014 года, сконцентрировавшего значительные методологические силы, в основном приверженцев "разумной парадигмы", возник вопрос о плане разработок, имеющих практическую направленность, но с полнотой использования методологического арсенала средств мышления. Наиболее значимым направлением приложения усилий стало проектирование будущего России, учитывающее как исторические реконструкции, включая новейшие, выходящие далеко за привычный стандарт "тысячелетия" отечественной государственности, так и новейшие прогнозы и тенденции цивилизационного процесса в мире. Опыт анализа ряда исторических версий всемирной динамики средствами цивилизационной аналитики, введенных в 2006 году, и подкрепленных средствами метафизической аналитики, опробование дедуктивной формы движения мысли в реконструктивной функции, в 2009–2014 годах, показали, что дедуктивные технологии должны занимать ведущее место в постановке и решении стратегических задач и проблем при всей сложности дедуктивного метода. Только в этом случае можно ожидать серьезные результаты в попытках ответа на типовые вопросы заказчиков: "кто мы?," куда идем?", "куда и как шли?", "куда следует идти?", а также "в чем состоит идея страны?", "каковы особенности идеала страны?", "чем характерен культурно-духовный код населения страны?" и др. Стратегически значимая аналитика, попытки отвечать на подобные вопросы в стране есть и их масштаб и разнообразность в подходах, результатах растут с каждым днем и в "формальных" институциализациях, и в "неформальных" сообществах, особенно в условиях возобновленной "холодной войны", совмещенной с локальными "горячими" дестабилизациями. Но если мы хотим иметь мыслительно ответственные и перспективные для их использования результаты, то ценность "неслучайности", тем более – "истинности", должны быть поставлены выше случайных удач и индивидуальной и корпоративной эгоистичности, принципа "мнений", вытесняющего принцип "высшей арбитражности". Тем самым, переход к реализации методологической парадигмы является неизбежным, создающим венец совокупным усилиям всех уровней, иерархизирующим все пространство стратегической аналитики.

Для стимулирования иерархизации усилий в аналитическом пространстве методологическое сообщество, включенное в целое ассоциации "Аналитика", провело 18–30 июля 2015 года в г.Дубна игромодельный мероприятие, методологический модуль по теме "Идея и Идеал России: методологическая версия". Методологический арсенал был представлен понятиями разного уровня абстрактности, в том числе уровней метафизики, цивилизационности и онтологии страны, которая подвергалась типизации с учетом сложившихся эмпирических и концептуальных образов России. В качестве исходного основания по теме была взята онтология "страны вообще". Все вопросы, интересующие заказчика, были обращены к этой онтологической схеме и из нее "извлекались" ответы, учитывая эмпирические прототипы. Движение мысли осуществлялось дедуктивно и в форме дедуктивного портретирования и прогнозирования, переходящего в проектирование. Акцентировка на "культурно-духовный код" и его типологию выделилась по ходу дедукции. Содержательная сторона результатов внесена в докладе А.А.Смирнова, обсуждена на методологической секции наряду с формой движения коллективной мысли в рамках игромоделирования.

С точки зрения участников дискуссии на секции перспективность применения методологической парадигмы очевидна и она должна быть рекомендована аналитическому сообществу, а также высшему руководству страны. При этом следует подчеркнуть и те следствия, которые неизбежны для практики, научных исследований, образования в аналитическом комплексе, которые вызывает осознание и принятие особенностей методологической парадигмы. Но раскрытие последствий предполагает новое, объемное рассмотрение и мы откладываем его до возникновения потребности в нем.

Просмотров: 549 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar