Приветствую Вас Гость!
Вторник, 13.11.2018, 18:40
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Архив записей

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Члены Ассоциации

Поиск

Календарь

«  Январь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Главная » 2015 » Январь » 30 » В.Е. Лепский. Становление стратегических субъектов в глобальном информационном обществе: постановка проблемы
21:15
В.Е. Лепский. Становление стратегических субъектов в глобальном информационном обществе: постановка проблемы

1. Наследие XX века: стереотипы механизмов взаимодействия и развития

С первых шагов в новом тысячелетии человечество все более отчетливо начало осознавать, что старые парадигмы организации мирового порядка, отношений между государствами, этносами, культурами и их носителями, конфессиями и другими социальными образованиями безнадежно устарели и могут привести всех нас к гигантской катастрофе.

Совсем недавно мы были на грани ядерной катастрофы, угрозу которой смогли существенно ослабить, но нет полной уверенности, что ядерное оружие надежно защищено от экстремистов.

Сегодня удалось запустить новые механизмы, дающие надежды предотвращения экологической катастрофы, но нет полной уверенности, что мы успеем остановить процессы загрязнения среды до того, как будет достигнута черта необратимых явлений.

Процессы формирования глобального информационного общества таят в себе угрозы разрушения самобытных культур и их носителей, что нанесет непоправимый ущерб всему человечеству. При этом в основополагающих документах мирового сообщества этим аспектам уделяется явно недостаточно внимания [1].

Наконец, "неожиданно" возникшие угрозы глобального терроризма снова поставили человечество перед проблемами, к решению которых оно, как всегда, оказалось неподготовленным.

Почему человечество постоянно оказывается в ситуациях "неожиданно" возникающих угроз (ядерной, экологической, информационной, террористической и др.)? Каждый раз осознание этих угроз приходит тогда, когда требуются невероятные усилия для их нейтрализации, а порой отсутствуют гарантии успешности их нейтрализации.

Ответ прост: "Человечество не свободно в определении своего пути развития!" У человечества атрофированы механизмы рефлексии, позволяющие осознанно организовывать процессы своего развития. Человечество само ограничило свою свободу, в силу того, что оказалось в плену стереотипов, преодолеть которые не удалось в прошедшем тысячелетии. Главных стереотипов пять [2, 3].

Стереотип 1. Доминанта каузального (исторического, генетического) подхода, когда причины явлений ищутся в "прошлом", а главный вопрос – "Почему?". В философии каузальный подход называется также Лапласовским детерминизмом. С позиций этого подхода Вселенная стремится от более организованного состояния к менее организованному.

Стереотип 2. Представление о научно-техническом прогрессе как естественном механизме развития человечества. Допустимость обособления научной истины от нравственности. Главный вопрос – "Как?".

Но всегда ли готово человечество к использованию научных открытий и разработанных на их основе технологий? Есть ли у человечества механизмы, способные дать ответ на этот вопрос и при необходимости остановить процессы их внедрения? Очевидно, нет.

Стихийные процессы включения в жизнь человечества продуктов научно-технического прогресса, подгоняемые запросами общества потребления, сделали человечество заложником лавинообразно нарастающих угроз для его существования. Сегодня безопасность и развитие человечества оказались в зависимости не только от национальных концепций, военных доктрин государств и действий их лидеров, но также от целей и нравственных ограничений отдельных группировок и лиц.

Стереотип 3. Представление об "обществе потребления" как безальтернативной и прогрессивной модели общества.

Все ли люди Земли хотят участвовать в бесконечной гонке за все возрастающими материальными потребностями? Куда приведет эта гонка в условиях ограниченных ресурсов планеты? Все ли хотят обменять духовное богатство и свободу на явно избыточное материальное благополучие? Лично я не пожелал бы этого своим детям и внукам.

Стереотип 4. Доминанта рациональности в военной, политической, экономической и других социальных сферах.

ХХ век можно назвать "веком рациональности". На ней базируется рыночная экономика. Рациональность в войнах довела человечество до полной патологии, когда военные стратеги могли совершенно серьезно анализировать альтернативы действий, в которых закладывались миллионы жертв ядерной войны. Она же породила концепцию "золотого миллиарда", в которой кто-то берет на себя право решать, кому жить на планете, а кому не жить.

Стереотип 5. Доминанта индивидуализма при формировании социальных отношений и общностей (западная модель) – это гипертрофия прав субъектов перед обязанностями взаимной регуляции целей, отношений и действий.

Индивидуализм – основа рыночной экономики. Однако он же привел сегодня мир к нестабильной однополярной системе, он стал одной из главных причин нахлынувшей волны терроризма.

Первые три стереотипа органично связаны между собой, именно они определяли ведущий механизм развития человечества во второй половине ХХ века. Однако этот механизм неизбежно приведет человечество к катастрофе, поскольку человечество не является субъектом своего развития. Указанные стереотипы жестко детерминируют целевую направленность человечества.

Четвертый и пятый стереотипы в основном связаны с механизмами регуляции взаимных отношений субъектов. Свой вклад в преодоление доминанты рациональности над нравственностью внесли многие светлые головы человечества [4, 5], однако только сегодня человечество приближается к пониманию важности этой проблемы.

После трагических событий 11 сентября американцев волнует вопрос: "Почему они нас ненавидят?" Средние американцы искренне считают себя замечательными людьми. Они не нарушают законов, любят детей, жертвуют на благотворительность, регулярно ходят в церковь. К сожалению, сегодня средние американцы в большинстве имеют неадекватный ответ на поставленный вопрос. Часто можно услышать мнение: "Они нам завидуют". На мой взгляд, правильный ответ другой, он четко прозвучал в статье экономиста нью-йоркского аналитического центра The Globalist: "… мы мало знаем о мире. Нас не интересуют ни Ирак, ни бывшая Югославия. В наших программах новостей больше времени занимают репортажи о транспортных заторах, чем международные события" [6].

Индивидуализм не может быть основой для регуляции отношений в современном мире. Ярким доказательством этого может служить изменение отношения к правам человека в США. Еще несколько месяцев назад невозможно было бы предположить, что США с такой легкостью и невероятной быстротой смогут поступиться правами человека, которыми они так гордились и через критику несоблюдения которых они разваливали СССР. Оказывается, что кроме прав должны быть обязанности и механизмы контроля и обеспечения обязательств совместного сосуществования субъектов.

Многие стереотипы сформировались в условиях, когда можно было провести четкие границы между государствами, можно было локализовать сферы экономической деятельности, когда воздействие на окружающую среду отдельных субъектов не приводило к глобальным последствиям для всей планеты, когда человечество не было заложником отдельных асоциальных элементов и группировок, когда корректным было понимание автономного существования отдельных государств и других видов социальных образований. Сегодня на планете сложилась другая ситуация – все мы зависим друг от друга, живем в "коммунальной квартире". Необходимы другие механизмы регулирования совместного проживания, основанные на кооперативном начале, а не на индивидуализме, позволяющие обеспечивать взаимопонимание и доверие субъектов, динамичные переходы от конфликтов к управляемой конфронтации и кооперации.

Актуальна проблема разработки новых "высоких гуманитарных технологий" на основе интеграции гуманитарных и естественно-научных областей знаний. Эти технологии должны быть в первую очередь ориентированы на задачи, связанные с разрешением моральных и этических коллизий, раздирающих современное общество. Эти коллизии, как правило, столь сложны, что разобраться в их существе, опираясь на элементарную общечеловеческую моральную интуицию, практически невозможно.

Число вопросов, требующих профессионального и комплексного морально-этического изучения, непрерывно возрастает. Это проблемы, возникающие в связи с успехами биологии и медицины, проблемы социальной справедливости и ответственности, дилеммы, возникающие в международных отношениях, проблемы борьбы с глобальным терроризмом и др.

2. "Бессубъектность" – главная болезнь человечества

Человечество не осознает целей и возможностей своего развития, не берет в должной степени ответственности за свои же деяния перед жителями планеты и различными социокультурными образованиями, перед Природой и Мирозданием в целом. "Бессубъектность" – главная болезнь человечества.

Вирусом бессубъектности заражены государства, этносы, различные типы сообществ, индивидуумы. Пока человечество будет оставаться рабом каузального подхода, оно не найдет принципиально новых решений. С этим связаны весьма ограниченные успехи в поиске механизмов "устойчивого развития". Постоянно будет гонка в устранении угроз и вечное отставание, которое когда-то кончится глобальной катастрофой.

На наш взгляд, методологической основой для разработки новых концепций развития человечества должен выступить телеологический подход. Телеологический (целевой, финальный) подход начинается с вопроса – "Для чего?". Причины явлений ищутся в "будущем". С позиций телеологического подхода Вселенная стремится от менее организованного состояния к более организованному. Телеологический подход ориентирован на целеустремленные системы, способные осознавать свои цели, способы и средства их достижения, свои возможности и ограничения. Основа телеологического подхода – субъектность. При этом важно отметить, что "…познающий и действующий субъект вынужден применять особые стратегии деятельности, учитывающие специфику человекоразмерных, развивающихся объектов" [7].

3. "Стратегический субъект" – базовый элемент социальной инженерии XXI века

Взаимообусловленность, взаимопроникновение и взаимодействие при решении социальных задач различных типов субъектов (личность, группа, организация и др.) и различных видов сознания (индивидуальное, групповое, массовое) подталкивают многих исследователей к принятию некоторой обобщенной логической структуры, инвариантной по отношению к видам и "носителям" сознания. Такого рода структуры позволяют в единых понятиях анализировать процессы информационного взаимодействия качественно различающихся элементов, не снимая возможностей учета их специфики [8, 9]. В этих логико-психологических схемах мы имеем дело с формализованными субъектами, которые могут выступать как модели различных типов реальных субъектов.

Для решения современных проблем обеспечения безопасности и устойчивого развития мирового сообщества мы предлагаем ввести понятие "стратегического субъекта". Это понятие задает обобщенную модель различных типов субъектов (личность, группа, организация, этнос, государство и др.), наделенных свойствами, способствующими преодолению пяти выделенных нами стереотипов XX века.

В качестве основных при рассмотрении свойств стратегических субъектов предлагаются: целевой (телеологический), функциональный (регуляционно-коммуникативный) и структурный аспекты.

Предварительный эскиз отдельных базовых характеристик стратегических субъектов представлен в таблице 1.

 

Табл. 1. Отдельные характеристики стратегических субъектов.


Стратегические субъекты – это идеальные образцы, стремление к реальному воплощению которых могло бы, на наш взгляд, способствовать повышению безопасности и устойчивому развитию человечества.

Принятие этого тезиса позволяет по-новому взглянуть на проблему создания общепринятых механизмов оценки и регулирования действий субъектов мирового сообщества, а также открывает новые горизонты для совершенствования различных типов субъектов – от индивидов до государств и различных видов международных сообществ. Такой подход не следует понимать как призыв к разрушению самобытных культур и их носителей: предлагаются лишь ориентиры для формирования "общего поля" мировой культуры, общих базовых характеристик носителей самобытных культур, которые создадут предпосылки для гуманистического подхода к развитию человечества.

При реализации такого подхода принципиально важна ориентация на позитивное влияние друг на друга различных культур и их носителей, на интеграцию мирового опыта формирования различных типов субъектов. Особое значение приобретают обобщенные различия культур и их носителей – "Запада" и "Востока". С этой целью мы провели "пилотные" экспертные оценки. Экспертами выступали российские молодые специалисты в области внешнеполитической деятельности. Им было предложено дать оценки на шкалах конструктов (характеристики стратегических и полярных им субъектов), соотносящихся с обобщенными субъектами "Запада" и "Востока". Наиболее ярко выраженные характеристики различия приведены в таблице 2. Заметим, что оценки носят крайне обобщенный и иллюстративный характер и могут принципиально отличаться при сравнении конкретных субъектов.

 

Табл. 2. Сравнительные оценки характеристик обобщенных субъектов "Запада" и "Востока".


Даже поверхностный анализ указывает на целесообразность интеграции культур "Запада" и "Востока" при постановке проблемы становления стратегических субъектов. Этот процесс крайне сложный, и, возможно, Россия, за которой исторически закрепилась роль моста между "Западом" и "Востоком", могла бы выступить в роли посредника и катализатора такого рода интеграции. Очевидно, для решения этой проблемы потребуется и создание новых высоких гуманитарных технологий социальной инженерии.

 

4. Готова ли Россия стать лидером в создании новых гуманитарных технологий становления стратегических субъектов?

Россия располагает необходимым культурным и научным потенциалом для лидерских позиций в создании новых гуманитарных технологий становления стратегических субъектов, однако она не готова сегодня к выполнению этой миссии. Главная причина – в "системной дезорганизации" России. Среди признаков системной дезорганизованности России следует указать:

  • государство не является четко выраженным субъектом управления и развития, оно не сформировало стратегию развития (понимаемую и принимаемую большей частью населения), не обеспечило нормальные условия жизни своим гражданам, не гарантирует соблюдения основных конституционных прав;
  • существенную роль в управлении всеми сферами общественной жизни играют коррумпированные чиновники, криминал и другие асоциальные элементы;
  • "средний класс" и элиты атрофированы, дезорганизованы, не включены в реальные механизмы управления и развития;
  • политические партии и движения в основной своей массе имеют бутафорский характер;
  • общественные (не политические) образования слабо организованы и практически не влияют на социальные процессы;
  • граждане в подавляющем большинстве социально пассивны, имеют трудноразрешимые проблемы с самоидентификацией (государственной, этнической, семейной и др.).


Адекватная оценка сложившейся ситуации находит все более широкое распространение в обществе, в то же время многие из указанных признаков отражены в посланиях Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. За прошедший год сделаны важные шаги на пути укрепления целостности России, усиления вертикали власти. Эти шаги были необходимы, однако такая организованность в чем-то однобока. Необходимы экстренные меры по повышению степени организованности в целом государства и одновременно становлению гражданского общества в России. Такого рода процессы надо планировать и организовывать, а не надеяться на естественное их развертывание, как это было с рыночной экономикой.

Отдельные механизмы разрушения субъектности в России

Стихийный характер вхождения в глобальное информационное общество приведет к дальнейшему разрушению самобытной культуры России, к навязыванию чуждого ей образа жизни, что представляет угрозы национальным интересам России, а также интересам развития мирового сообщества в целом.

Болезнь "бессубъектности" охватила Россию в ярко выраженной форме. В работах [2–3, 10–16] рассмотрены отдельные механизмы разрушения субъектности в России, предложения по развертыванию механизмов становления и поддержки стратегических субъектов в России.

Социальные и экономические изменения в России повлекли за собой крайне важные психологические последствия. Ситуация таит в себе самую главную, явно недооцениваемую угрозу национальной безопасности России. Для большей части населения все происходящее стало бессмысленным и непонятным. Деидеологизация, распад социальных отношений привели к "атомизации", к разрыву социальных связей между обществом и индивидуумами. Как следствие – массовая потеря позиции человека как субъекта жизни [17]. Одновременно происходило разрушение субъектности государства, чему способствовали многочисленные механизмы, связанные как с внешними, так и с внутренними источниками угроз [10, 18].

Среди основных механизмов разрушения субъектности государства в последние десять лет выделим:

  • внешний перехват инициатив в реформировании отечественной экономики (использование Гарвардских моделей, неадекватных российским условиям, затягивание в кредитную зависимость и др.);
  • профессионально организованные рядом стран информационно-психологические операции, направленные на перехват государственного управления;
  • ангажирование лидеров российской системы управления и использование их для внешнего управления Россией;
  • создание благоприятных условий для бурного роста коррупции в системе государственного управления, для перехвата управления финансовыми группировками и криминальными структурами.


Осознание себя как субъекта или объекта сопряжено с интерпретацией общества как субъекта и объекта. Большая часть населения стала воспринимать себя как объект по отношению к обществу и государству.

Продолжение материала

 

 
Просмотров: 965 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar